Исторические тенденции

123

Как возник капитализм и к чему он ведет?

Марксистская материалистическая концепция истории отвечает на первую часть этого вопроса, описывая трансформацию феодализма в капитализм. Маркс выделяет противоречия, возникшие вследствие роста городов, населения, развития технологий и торговли и в определенный момент разорвавшие феодальные социальные и политические формы организации производства. Отношения между лордом и крепостным, основанные на феодальных правах и обязанностях, стали препятствием для дальнейшего развития этих производительных сил; по прошествии долгого времени, после ряда политических сражений, они уступили место контрактным отношениям капиталистов и рабочих. Когда капиталисты получили свободу гнаться за прибылью везде, где только возможно ее получить, а рабочие – такую же «свободу» продавать свою рабочую силу капиталистам для какого угодно использования, продуктивный потенциал, заключенный в новых производительных силах, особенно в технологии и науке, неизмеримо вырос.

Тем не менее, если максимизация прибылей ведет к быстрому росту, когда быстрый рост дает высокую прибыль, – как только рост становится неприбыльным, он ограничивается, как только становится невыгодным. Хорошим доказательством этого служат периодические кризисы, преследующие капитализм примерно с 1830 года. С тех пор новые производительные силы, родившиеся при капитализме, их рост и их потенциал для производства богатства все более входят в противоречие с капиталистическими общественными отношениями, в рамках которых организовано производство. Фабрики, машины, сырье и рабочую силу, – которые все находятся в распоряжении капиталистов, – капиталисты приводят в движение с целью производства товаров, только если они полагают, что это принесет им прибыль, не обращая внимания ни на доступность этих «факторов производства», ни на спрос со стороны потребителей на их продукты. Издержки общества в виде богатства, которое так и остается непроизведенным, и богатства, производимого в антисоциальных формах, постоянно растут, – и вместе с ними растет потребность в другом, более эффективном, более человечном способе организации производства.

В этих рамках – реальный ход истории определяется классовой борьбой. Согласно Марксу, любой класс определяется прежде всего через свое отношение к процессу производства и имеет объективные интересы, корни которых лежат в этом отношении. Интересы капиталистов состоят в обеспечении их власти и увеличении прибылей. Рабочие, с другой стороны, заинтересованы в повышении заработной платы, безопасных условиях труда, сокращении рабочего времени, гарантиях занятости и, – так как реализация остальных интересов этого требует, – иного распределения власти. Классовая борьба включает в себя все, что делают эти два главных класса в ущерб друг другу для отстаивания своих взаимоисключающих интересов.В этой войне, бушующей в обществе повсеместно, на стороне капиталистов – их богатство, их контроль над государством и их господство над другими институтами, теми, что направляют и искажают человеческое мышление: школами, СМИ, церковью. На стороне рабочих – их абсолютная численность, их опыт сотрудничества в процессе труда (как бы ни было сильно отчуждение), профсоюзы, политические партии рабочего класса (там, где они есть) и противоречия капитализма, благодаря которым существующая ситуация становится все более абсурдной.



При капитализме государство является инструментом в руках капиталистов, которые используют его для подавления опасного недовольства и для содействия в деле увеличения прибавочной стоимости. Это делается главным образом путем принятия и проведения в жизнь антирабочих законов и предоставления капиталистам различных экономических субсидий («пособия капиталистам»). Маркс также рассматривает государство как совокупность «сцепленных» с экономическими структурами капитализма политических структур, которая должна выполнять требования последних, – прежде всего в интересах накопления капитала (средств производства, используемых для производства стоимости), – чтобы система не «вошла в штопор». И, наконец, государство является ареной классовой борьбы: классы и группировки внутри классов оспаривают на этой арене политическое преимущество в борьбе без правил, в которой самое сильное оружие находится в руках капиталистов. Адекватное понимание роли капиталистического государства как сложного социального отношения требует соединения всех трех указанных точек зрения на него: как на инструмент класса капиталистов, как на структуру, образуемую политическими учреждениями и процессами, и как на арену классовой борьбы.

Чтобы дополнить «силовые» институты, капитализм порождает идеологию (или образ мышления), убеждающую людей принять статус-кво или, по крайней мере, приводящую их в замешательство относительно возможности его замены чем-то лучшим. В основном идеи и концепции, составляющие эту идеологию, работают благодаря тому, что побуждают людей обращать внимание на внешне видимые стороны каких-либо явлений или институтов, игнорируя их историю, потенциал изменений и более широкий контекст. Результат – накопление частичных, статичных, искаженных, односторонних представлений, показывающих только одно: каких мыслей капиталисты хотели бы от каждого. Например, в капиталистической идеологии потребители считаются «суверенными», как будто потребитель на самом деле определяет, что производится, выбирая товары в супермаркете; при этом не делается попытки проанализировать – как у них развиваются и вырабатываются предпочтения (история) или кем определяется ассортимент доступных вариантов выбора (контекст). Рассмотрение события в его действительном историческом и социальном контексте, иначе говоря – его «диалектическое» изучение, часто (как в случае с «суверенностью» потребителя) приводит к выводам, прямо противоположным тем, которые исходят из ограниченных наблюдений, преобладающих в идеологическом мышлении. Пытаясь разделить то, что нельзя разделить, не искажая картины, капиталистическая идеология отражает в мышлении раздробленные жизни отчужденных людей, в то же время все в большей степени усложняя процесс осознания ими своего отчуждения.

По мере того, как противоречия капитализма становятся сильнее, глубже и менее поддающимися маскировке, ни государство, ни идеология не могут удержать массы рабочих (и собственно рабочих – «синих воротничков», и наемных служащих и работников умственного труда – «белых воротничков») от осознания своих интересов (обретения «классовой сознательности») и действий в соответствии с этими интересами. Маркс полагал, что свержение капитализма, когда для него наступит время, будет проходить настолько быстро и демократично, насколько позволит характер сопротивления со стороны капиталистов. Из революции вырастет социалистическое общество, которое полностью использует и разовьет еще намного дальше перенятый от капитализма производственный потенциал. Посредством демократического планирования производство будет теперь направлено на обеспечение общественных потребностей, а не на максимизацию частного интереса. Конечной целью, к которой будет стремиться социалистическое общество и ради которой в нем будет вестись непрерывная работа, является создание человеческого общества, где будет снято отчуждение. Маркс называл эту цель «коммунизмом».


6359738628522218.html
6359844249098873.html
    PR.RU™