Глава Шестнадцатая. Джесси остановила бричку позади дома Шредеров

Джесси остановила бричку позади дома Шредеров. Солнце – пылающий огненный шар, садилось и уже исчезало за линией далеких холмов. Джесс повернулась на твердой деревянной скамейке к сидевшей рядом с ней девушке. Ее душу переполнял благоговейный трепет, подобное с ней случалось всегда, когда она, чувствуя себя песчинкой, сталкивалась с величием бескрайней земли и неба, которые поддерживали все ее существо. Она еще не пришла в себя от того, что Кейт отдала ей свое сердце, и до сих пор пребывала под огромным впечатлением от их занятий любовью.

– Я не хочу тебя отпускать, – тихо призналась Джесси. Рука Кейт лежала у нее на бедре весь этот час, пока они ехали с ранчо в город, и Джесс не хотела, чтобы девушка убирала свою руку. Пусть бы этого вообще никогда не случилось. Правильность того, что они с Кейт были вместе, вызывало у Джесс не больше сомнений, чем правильность того, что каждое утро она вставала и шла работать на своей земле. И если прежде, где-то внутри, у нее жила пустота и ожидание, то теперь они исчезли, ее сердце было заполнено до краев. Ее жизнь обретала цельность и законченность, когда Кейт была рядом. Так было – и не могло быть иначе, и Джесс не думала об этом по-другому. Любить Кейт было правильно, и точка. – Я хочу, чтобы ты всегда была со мной.

– Я тоже не хочу покидать тебя. – Лицо Кейт залилось румянцем еще больше, чем от августовской жары. Впервые в жизни она ощущала свое "я", внезапно раскрывшись и телом и душой. Кейт помнила, что, будучи совсем еще подростком, она не хотела того будущего, которое ожидало ее, но, как ни старалась, не могла придумать ничего другого взамен. Да, она слышала о женщинах, которые решались быть не такими, как все. Многие из них отправлялись на Запад и становились там учительницами, швеями и прачками. Однако Кейт не видела для себя такой судьбы. Ничто не подготовило ее к встрече с Джесси и тому, что они разделили. Но одно Кейт знала наверняка: она принадлежала Джесс.

– Мне нужно поздороваться с Ханной, чтобы меня не поймали на лжи. Я вернусь к тебе на ранчо, как только смогу ускользнуть снова. Моя мать начинает привыкать к тому, что я езжу в город одна. Но ей не следует знать, что я навещаю тебя.

– Может, тебе нужно немного выждать? Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя возникли неприятности с родителями. – Джесс действительно этого не хотела, но в то же время, мысль о том, чтобы провести в разлуке с Кейт даже несколько дней, причиняла ей сильную боль.

– Ты не причинишь мне неприятностей, это невозможно, – сказала Кейт и провела рукой вдоль ноги Джесси. Она мало что знала о радостях интимной жизни между мужчиной и женщиной. Ей доводилось слышать лишь завуалированные намеки матери и дикие домыслы подружек.



Но Кейт все же понимала, как действовала на нее Джесси. Сначала ее сердце наполнили чувства к этой женщине, а потом, когда эта любовь перестала быть платонической, Кейт с радостью приняла это. Ее наполнили нежность и страсть к Джесси, у нее не было ответа на вопрос, почему все так произошло, но она и не стремилась это знать. – Именно тебя я ждала, – сказала Кейт. – Я уже скучаю по тебе, – призналась Джесс.

– Я приеду к тебе сразу, как только смогу, – твердо повторила Кейт. Ей нужно было убедить в этом и себя, и Джесси.

– Ждать тебя – это целое испытание. – Джесс пыталась описать, что она чувствовала, но ей не хватало слов, и ее кулаки сжимались в отчаянии. Ей мучительно хотелось снова держать Кейт в своих объятиях, слышать, как она вскрикивает, сдаваясь под ее ласками. Джесс задрожала от этих воспоминаний. Она встретилась с Кейт пронзительным, источавшим желание взглядом. – Меня словно терзает голод, когда я думаю о тебе.

– Джесси, – выдохнула Кейт. Желание запульсировало в ней снова. Она накрыла ладонью кулак Джесс. – Я не знаю почему, но я не могу перестать хотеть быть с тобой так, как мы были сегодня. Джесси тихо заговорила, наблюдая, как небо у горизонта пламенеет пурпурным, розовым и темно-оранжевым цветом, предвещая наступление ночи.

– У меня нет слов, чтобы описать то, что случилось между нами, Кейт. Я вообще не знаю, есть ли для этого слова. – Она перевела взгляд на Кейт, и по ее телу прокатилась судорога. – Но я знаю, что люблю тебя. Без тебя жизнь теперь мало что для меня значит. И это не изменится никогда. Нежные, но уверенные слова этой сладкой клятвы наполнили сердце Кейт, и она улыбнулась. – Я тоже тебя люблю.

Они смотрели друг другу в глаза и улыбались, веря, что любовь – это единственное, что имеет значение.

***

Ханна прополоскала кухонное полотенце и повес его на деревянную рейку на двери, выходившей на заднее крыльцо. В окно кухни она смотрела на двух женщин, которые сидели в бричке. Они разговаривали, и Ханна не могла слышать о чем, но ей это и не требовалось. Ей было достаточно видеть их лица. Лицо Джесс приняло то самое торжественное и серьезное выражение, с которым Таддеус делал ей предложение, а Кейт смотрела на Джесси таким взором, каким любая влюбленная девушка смотрит на своего кавалера.



Ханна размышляла, почему ее это не удивляет. Может, оттого, что больше половины своей жизни она прожила на границе и знала, что законы города имеют здесь мало значения. Здесь были женщины без мужей: кто-то не мог их найти, кому-то так просто хотелось, а у кого-то судьба была такая. И они делали то, что были вынуждены, чтобы продержаться на плаву. Одни в итоге выходили замуж ради безопасной жизни, махнув на любовь рукой. Другие, овдовев, брали на себя мужскую роль и сами становились во главе семьи и хозяйства. А кто-то приезжал на Запад изначально без стремления найти здесь мужа. Когда живешь в нужде, а смерть тенью следует за тобой по пятам, быстро учишься радоваться тому хорошему, что преподносит тебе жизнь, ибо горести всегда маячат на горизонте.

В глазах Ханны, чувства, которыми были охвачены Джесс и Кейт, не представляли особого вреда, но вот что подумает Марта, столкнись она с этим.

– Ханна! – запыхавшись, сказала Кейт, входя в дом. – Прости, что я так поздно. Я повстречала Джесси и…

Ханна покачала головой, чтобы девушка ничего не объясняла.

– Ничего страшного, Кейт. Я люблю, когда ты приходишь, и всегда очень рада тебя видеть, но не нужно, чтобы ты чувствовала себя обязанной проводить здесь все свое время. Мне кажется, ты уже все и так знаешь, а чего не знаешь – узнаешь сама, когда придет время. Кейт кивнула, слушая Ханну вполуха, и следя, как Джесси отвязывает свою лошадь от брички и готовится уезжать. Каждое движение ее красивых изящных рук напоминало Кейт о том, как они ласкали ее тело, и от этих воспоминаний внутри разливалось приятное тепло. Джесси запрыгнула в седло, обернулась в сторону дома, отыскав взглядом Кейт, и, улыбнувшись ей на прощание, ускакала прочь.

Кейт отвернулась от окна и встретила внимательный взгляд Ханны. Ее лицо вспыхнуло, потому что Кейт была уверена, что Ханна видит ее насквозь.

Ханна вытащила из печи поднос с печениями поставила его на специальный камень на кухонном столе, чтобы остудить.

– Джесси Форбс – достойная молодая женщина, заметила Ханна, стоя спиной к Кейт. – Она много работает и честно зарабатывает себе на жизнь. – Да, – осторожно согласилась Кейт.

Ханна вытерла руки о передник и, повернувшись к Кейт, посмотрела ей в глаза.

– В следующий раз пригласи ее в дом и предложи чего-нибудь попить, прежде чем ей придется ехать всю эту пыльную дорогу обратно к себе на ранчо.

Кейт попыталась что-то сказать и, в конце концов, лишь прошептала: – Спасибо, Ханна.

***

– Ты ласкаешь мой взор. Монтана. – сказала Мэй. присаживаясь рядом с Джесс за барной стойкой. – Я уже было подумала, что буду встречаться с тобой лишь тогда, когда в тебе кто-нибудь понаделает дыр. Джесси смущенно усмехнулась.

– Привет, Мэй. Я надеялась тебя увидеть.

Мэй вопросительно посмотрела на нее.

– Солнце только что зашло. Джесс. Бездельники набегут сюда чуть позже, так что я сейчас полностью в твоем распоряжении. Давай посидим чуток, и ты мне поведаешь, что привело тебя в город посреди недели.

– Позволь угостить тебя ужином, – предложила Джесси. Ей была необходима компания. Возвращаться домой не хотелось, там ее ждало лишь одиночество, и она уже тосковала по Кейт.

– Пожалуй, поймаю тебя на слове. – Мэй взяла Джесс под руку. Когда они уселись в трактире, она еще раз с любопытством посмотрела на подругу. Кажется, ей еще не приходилось видеть Джесс в тоске. Что тебя мучит. Монтана?

– Хм? О, да так, ничего, – быстро ответила Джесси, покраснев при этом. Она вспоминала, как проснулась в объятиях Кейт. Кейт знала, где к ней прикоснуться так, чтобы у нее закружилась голова, так, чтобы ей казалось, что она уже не выдержит и взорвется, а в следующую секунду Кейт сделала как раз то, что было нужно, и она правда взорвалась. Эти ощущения нахлынули на Джесс снова, и она со звуком выдохнула.

Мэй откинулась на стуле, внимательно следя за потоком эмоций, пробегавших по выразительному лицу Джесси. И как она только умудряется играть в покер, ей-богу, у нее же не лицо, а просто открытая книга! И от того, что было написано на лице Джесс, у Мэй упало сердце. Глаза Джесси слегка затуманились, а под загаром было видно, как покраснела кожа. Ее тело почти вибрировало. Мэй почудилось, что она чувствует жар, исходивший от тела подруги. Джесси Форбс была похожа на женщину, которая хорошо позанималась любовью, причем совсем недавно.

Спрашивать напрямую Мэй не стала. Джесс была слишком закрытой, чтобы ответить, да, впрочем, она и без того все видела.

– Так что привело тебя в город сегодня? – спросила Мэй обычным тоном.

– Я привезла Кейт Бичер к Шредерам, – ответила Джесс. Она собиралась рассказать Мэй о том, что с ней случилось, но ей было трудно описать это, даже самой себе. К тому же все это оказалось таким личным, таким особенным, что Джесс было трудно представить, что столь интимные вещи можно рассказать кому-либо еще. – Она мне повстречалась, а уже становилось поздно… в общем, я привезла ее в город. – Она что, была у тебя в гостях?

– Да, – с улыбкой подтвердила Джесс, рассеянно кивнув. Ей вспомнилось, как Кейт прошептала "я люблю тебя". – Она прямо так взяла и поехала к тебе? – Ей хотелось посмотреть на мое ранчо.

– Как мило, – холодно заметила Мэй. – Говорят, она встречается с Кеном Тернером.

– Мне кажется, он больше принимает желаемое за действительное, – Джесс пожала плечами.

Мэй распознала в голосе Джесси невольное удовлетворение. Похоже, Кен Тернер ее не волновал. Вот ничуть. Ох, Кейт, что же ты наделала! Мэй надеялась, что девушка понимала, во что она играет, потому что она могла побиться об заклад, что Джесси не имела об этом представления. Судя по ее виду, ее унесло слишком далеко, чтобы она была способна видеть надвигающиеся проблемы.

– В ее возрасте девушки как раз выходят замуж, и я уверена, что ее родители спят и видят, как ее пристроить.

– Мне кажется, Кейт сама знает, чего хочет, – уверенно заявила Джесси. – И, насколько я могу судить, Кен Тернер – вовсе не то, что ей хочется.

Как будто имеет значение, чего она хочет! Неужели они ждут, что родители Кейт дадут им благословение? Господи, о чем они вообще думают? Мэй положила ладонь на руку Джесс у локтя. – Ты же знаешь, здесь у тебя всегда есть друг. Джесси посмотрела на Мэй немного недоуменно, а затем слегка пожала пальцы подруги. – Я буду помнить об этом, Мэй.

***

С развевающимися на ветру волосами Кейт умело повернула лошадей и въехала на бричке в ворота "Восходящей звезды", ожидающе вглядываясь в сторону дома.

Ее кожу покалывало от знакомого возбуждения, с которым она каждый раз приезжала сюда. И всякий раз солнце светило как никогда ярко и приветливо, а воздух был необычайно чист и свеж. Кейт остановила лошадей во дворе перед домом, и в это мгновение на крыльцо вышла Джесси. У Кейт захватило дух, она смотрела на эту женщину, словно впервые, только теперь ее тело помнило ласки Джесс, и уже от одних воспоминаний об этом у Кейт все внутри приходило в движение. Девушка встала на подножку. Ее глаза лучились от счастья и первых всплесков желания при виде Джесс, которая быстрым нетерпеливым шагом спешила к ней навстречу.

– Кейт! – воскликнула она и энергично подхватила ее с подножки.

Кейт громко рассмеялась и обвила Джесс руками за шею, слившись с ней в поцелуе. Джесси поставила ее на землю, и они стояли под ярким утренним небом, растворившись в объятиях друг друга, сама беззаботность.

Оторвавшись от губ Кейт, Джесс откинула голову назад, продолжая держать девушку за талию. Раскрасневшаяся и задыхающаяся, она спросила дразнящим тоном: – Кажется, ты хотела научиться стрелять? – Да, хотела, – отмахнулась Кейт. – И с чего же ты передумала?

По быстрым движениям рук Джесс, которые гладили ее спину, и по хрипотце в ее голосе Кейт прекрасно поняла, что она тоже думает не про обучение стрельбе, которым они наметили заняться. Кейт горячо прижалась губами к загорелому треугольнику в вырезе рубашки Джесси. – Даже не представляю, – игриво сказала она.

Глаза Джесс заволокло поволокой, ее взгляд был полон обещаний. Она приподняла пальцами подбородок Кейт и усмехнулась. – Может, я помогу тебе это понять?

– Не стоит дразнить меня, – предупредила Кейт, но ее голос прозвучал неубедительно. Еще красноречивее было то, что ее грудь быстро вздымалась, а дыхание стало учащенным.

– Нам лучше заняться стрельбой прямо сейчас, иначе я не отпущу тебя потом несколько часов. Джесси покрепче прижала девушку к себе и прошептала ей на ухо:

– Мы можем поехать пострелять попозже. К тому же я не думаю, что смогу сейчас ехать верхом. – Она поцеловала Кейт в шею, и у них обеих вырвался стон. – Я уже плохо соображаю.

Кейт оттолкнула Джесс.

– Пойдем в дом, быстро! – прошептала она, заметив, как кожа Джесс покрылась румянцем, а зрачки стали огромными.

Они дошли до лестницы, и тут Джесс схватила Кейт, прижала ее к стене и стала развязывать тесемки на ее платье. Спустя мгновение она забралась в корсаж и принялась ласкать ничем не стесненные груди Кейт.

– Господи, Кейт, я дико по тебе соскучилась! – простонала Джесс и наклонилась, чтобы поочередно взять в рот затвердевшие соски девушки.

Кейт пыталась устоять на ногах, но это было непросто, потому что от нахлынувшего возбуждения ноги у нее подкашивались. Она откинула голову к стене и погрузила пальцы в белокурую гриву волос Джесси, еще сильнее прижимая ее лицо к своим грудям. Язык Джесс дарил ей горячие ласки, распаляя в ней неудержимый огонь, который расстреливался по всему телу, заставляя Кейт позабыть обо всем. Так было всегда – и каждый раз по-новому. Неудержимое желание Джесс еще больше разжигало страсть в Кейт, заставляя реагировать каждую клетку ее тела. Сердце у нее билось в горле, и она уже подошла совсем близко к тому, чтобы раствориться в долгом и мучительном миге наслаждения. Кейт громко звала Джесс по имени, умоляя ее не останавливаться.

Чувствуя, как в Кейт нарастает возбуждение, Джесси принялась ласкать девушку еще настойчивее. Кейт дрожала в ее руках, в ее голосе уже слышались нотки отчаяния. Джесс с трудом оторвалась от сладких грудей девушки и, ловя ртом воздух, объявила:

– Постой, пойдем в спальню. Кейт с трудом открыла глаза и потрясла головой, вцепившись в рубашку Джесси. Ее глаза превратились в огромные темные омуты сплошного желания.

– Нет! – задыхаясь, сказала она. – Нет. Сейчас, прямо здесь, пожалуйста.

– Помоги мне, – с жаром потребовала она, сходя с ума при виде потерявшей контроль Кейт. Она задрала подол легкого платья из хлопка и дала Кейт держать его, а сама опустилась на колени. Осторожно отодвинув в сторону последние преграды, Джесс наклонилась вперед и стала целовать эпицентр желания Кейт.

Джесс закрыла глаза, поддерживая Кейт руками за бедра. Лаская возлюбленную, она прислушивалась к ней всем своим существом. Она порхала языком по нежным набухшим складкам и бугорку и осторожно посасывала их, заставляя Кейт всхлипывать от неописуемого удовольствия. Джесс подстраивалась под ритм, в котором двигалась Кейт. Она ни о чем не думала, запах и вкус любимой женщины опьянили ее. Руки Кейт беспорядочно скользили по ее лицу и волосам, направляя ее в заветные места, которые Джесс боготворила. Она чувствовала, как под ее языком плоть Кейт набухает все больше и больше, как нарастает напряжение в ее теле, и без подсказки знала, что вершина близка. Джесс продолжала ласкать Кейт, когда та выгнулась, сильнее прижимаясь к ее рту, чувствуя, как замирает ее собственное сердце, а под ее губами все неистово пульсирует.

Джесси быстро поднялась с колен и подхватила готовую упасть Кейт, заключив ее в свои объятия. Охваченная тем же испепеляющим жаром, который только что унес Кейт на небеса, Джесс впилась в губы девушки яростным поцелуем. Из ее груди с шумом вырывался воздух, а бедра в отчаянном порыве прижались к телу Кейт.

– Кейт, я… мне нужно… – со стоном протянула она, почти ничего не видя перед собой. Голос Джесс перешел в сдавленный всхлип, когда она зарылась лицом в плечо девушки, сотрясаясь всем телом.

– Я знаю, дорогая, знаю, – промурлыкала Кейт и нежно погладила разгоряченное лицо Джесс. Ее рука проскользнула между их телами и сжала Джесс между ног. Из груди Джесс вырвался стон, он вызвал у Кейт улыбку. Она быстро расстегнула брюки и проникла пальцами туда, где ее ждало средоточие страсти. Когда Кейт сжала твердый бугорок Джесс покачнулась, лишаясь сил под напором удовольствия. Пальцы Кейт двигались в такт рвавшимся навстречу ей бедрам Джесс, и она не прекращала ласки до тех пор, пока Джесси не напряглась и не застонала в экстазе. Когда Джесс задрожала в ее руках, беспомощная, выбившаяся из сил, Кейт стала покрывать ее взмокшее лицо поцелуями. То, что она может любить Джесс вот так, переполняло ее гордостью.

***

В одной руке Джесси несла корзинку для пикника, другой крепко держала за руку Кейт. Тело Джесс еще горело от наслаждения, которое они только что доставили друг другу, и она не удержалась от довольной улыбки, помогая Кейт залезть на сиденье в бричке.

– Что такое? – ласково спросила она, заметив удовлетворенное выражение лица Джесс.

– Я просто взрываюсь от счастья, объяснила Джесси, взобравшись в бричку и садясь рядом. – До сих пор пытаюсь понять, чем я тебя заслужила.

Кейт положила руку на бедро Джесси и прильнула к плечу, пока Джесс выводила лошадей со двора.

– Ты – это ты, и тебе не нужно ничего делать, кроме как любить меня. Джесс бросила на нее серьезный взгляд. – Я всегда буду любить тебя, Кейт., – М-м-м, здорово. Покажи мне свою землю, дорогая.

Кейт, еще расслабленная и довольная после того, что было у лестницы, прижалась к Джесс еще поближе.

Джесси медленно вела лошадей по долинам и по взгорьям и часто останавливала бричку, чтобы что-то показать Кейт и ответить на ее вопросы. Их путь пролегал по летним пастбищам, где то тут, то там бродили табуны лошадей. Иногда им попадались хижины, где Джесс и ее работники жили в пору клеймения и сгона лошадей. С вершины холма, у подножия которого простирались невероятно зеленые сочные луга. Джесси показала в сторону резко поднимавшихся ввысь гор, отмечавших границу ее владений на западе.

– Эти горные хребты служат природной защитой и ограждают от непогоды горные пастбища, где зимуют наши лошади. Когда по осени начинаются заморозки, мы сгоняем весь молодняк и беременных кобыл в тот небольшой каньон, который я тебе уже показывала. Если зима выдается суровой, они не могут питаться подножным кормом, поэтому мы кормим их сами.

– Ох, Джесси! – воскликнула Кейт, пораженная величием природы. – Здесь так красиво. Должно быть, ты очень любишь эту землю.

– Раньше я не думала, что могу полюбить что-то еще сильнее, чем ее. Пока не повстречала тебя. – Джесс взяла Кейт за руку, поднесла ее к своим губам и поцеловала.

Кейт наклонила голову к Джесс на плечо и обвила рукой ее за талию, поглаживая по мягкой хлопковой рубашке. Как же она любила эту сдержанную силу и доброе сердце Джесс! – Джесси, – переполняемая любовью, прошептала она. – Что? – Джесс поцеловала ее в макушку. – Я не хочу, чтобы что-то изменилось. Джесси не отвечала так долго, что Кейт отклонилась от нее и посмотрела ей в глаза. – Что такое?

– Я не могу расставаться с тобой так надолго, это невыносимо, – наконец призналась Джесс глухим и напряженным голосом. – Я хочу засыпать и просыпаться рядом с тобой каждое утро в одной постели. – Она посмотрела на Кейт, ее глаза выдавали тревогу. – Я хочу… будь я мужчиной, я бы хотела жениться на тебе! У Кейт внутри все перевернулось, и сердце замерло. – О Джесси, я так люблю тебя, – выдохнула она. Джесс внимательно посмотрела на девушку, и ее нежный взор придал ей необходимой смелости. – Я хочу, чтобы ты жила со мной, Кейт. Ты согласна? Теперь в молчание погрузилась Кейт. Когда она собралась с духом и заговорила, в ее голосе зазвучала неподдельная тоска.

– Я хотела бы. Я хочу быть с тобой, замужем или нет, всю свою жизнь. – Она погладила Джесс по щеке. У нее так перехватило горло, что девушка едва могла говорить. – Но я не знаю, как это сделать. – Удалось вымолвить Кейт.

– Самое главное, что ты этого хочешь, сейчас пока лишь это имеет для меня значение, остальное как-нибудь придумаем. – Джесс нежно взяла Кейт за руку и поцеловала ее в ладонь. – У нас еще есть время.

С этими словами Джесси спрыгнула с брички и протянула руки, чтобы помочь Кейт спуститься.

– А теперь как насчет того, чтобы все-таки поучиться стрелять?

Кейт старалась не думать ни о чем другом и не отвлекаться, пока Джесси стояла позади нее и время от времени накрывала ее руки своими, помогая держать винчестер ровнее, и шепча ободряющие слова ей на ухо. Ей даже удалось несколько раз попасть в цель, но Кейт так и не смогла до конца отделаться от беспокойных мыслей о том, как ей быть с родителями. КАК ОБЪЯСНИТЬ ИМ, ПОЧЕМУ Я ХОЧУ БЫТЬ С ДЖЕССИ? КАК УБЕДИТЬ ИХ в ТОМ, ЧТО ИМЕННО ТАКУЮ ЖИЗНЬ СЕБЕ ХОЧУ? И ЧТО Я БУДУ ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ОНИ ЗАПРЕТЯТ МНЕ?


6360089807458380.html
6360112835942350.html
    PR.RU™